Униженные и оскорбленные в романе Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание»

Униженные и оскорбленные в романе Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание»

Униженные и оскорбленные. Каждое произведение ценно прежде всего том, кпк оно отве­чает на важнейшие вопросы современности. Роман Достоевско­го «Преступление и наказание» — одно из выдающихся произ­ведений мировой литературы, это «энциклопедия жизни России 60-х годов», книга великой скорби, раскрывающая бесчеловечность буржуазно-крепостнического общества. Поиски выхода из мира расчета и наживы в царство доброй правды — основная идея романа.

В страшных картинах нищеты, надругательства над чело­веком, одиночества, невыносимой духоты жизни предстает пе­ред нами образ Петербурга, города-гиганта, поражающего фанта­стичностью своих контрастов, где человека на каждом шагу подстерегают социальные и материальные «шутки», порожда­ющие нравственные конфликты и трагедии. Униженным и ос­корбленным нет выхода из них. Безысходность — лейтмотив романа. Сцена знакомства Раскольникова с Мармелпдовым в трактире задает тон всему повествованию. Фраза Мармеладо­ва: «Понимаете ли Вы, милостивый государь, что значит, ког­да уже некуда больше идти…» — сразу поднимает и всю эту сцену в трактире, и фигуру маленького человека, смешного своей торжественно-витиеватой и «канцелярской» манерой го­ворить, и тему романа на высоту трагической думы о судьбе человечества.

Для героев Достоевского вообще характерен монолог как сред­ство выражения своих мыслей, чувств. Монолог Мармеладова, имеющий характер исповеди, окрашивает всю ситуацию в дра­матические тона.

«Некуда идти» и Катерине Ивановне, которую погубило не­выносимое для ее честолюбивой натуры противоречие между прошлой, обеспеченной и богатой жизнью и жалкой, нищенской настоящей.

Соня Мармеладова, чистая и невинная девушка, вынуждена торговать собой, чтобы прокормить больную мачеху и ее мало­летних детей. Идея самопожертвования, отказа от себя, вопло­щенная в образе Сони, поднимает его до сим.вола всего страда­ния человеческого. Страдания сливались для Достоевского с лю­бовью. Соня — олицетворение любви к людям, именно поэтому она сохранила нравственную чистоту в той грязи, в которую бросила ее жизнь.

Тем же смыслом наполнен образ Дунечки, сестры Раскольникова она соглашается на ту же жертву, что и Соня: во имя своего любимого брата дает согласие выйти замуж за Лужина.

Лужин — классический тип буржуазного дельца, мерзавца, подло оклеветавшего беззащитную Соню, самовлюбленного тира­на, унижающего людей, карьериста и скряги.

Для героев Достоевского характерна превосходная степень выражения чувств. У Сонечки — это ненасытная жажда само­пожертвования, у Дуни — всепоглощающая любовь к брату, у Катерины Ивановны — исступленная гордость.

Положение безнадежности, тупика толкает людей на мораль­ные преступления против самих себя. Буржуазное общество ста­вит их перед выбором таких путей, которые по-разному ведут к бесчеловечности.

«Сонечка Мармеладова, вечная Сонечка, пока мир стоит!» Какая тоска, боль за человечество слышится в этом горьком раздумье Раскольникова! Он терзается сознанием полной без­ысходности, не находя, однако, в себе сил признать эту жизнь, примириться с нею, как это сделал Мармеладов. Вереницей про­ходят перед Раскольниковым картины унижения и оскорбле­ния человека (эпизод на Конногвардейском бульваре, сцена са­моубийства женщины, бросившейся с моста, гибель Мармела­дова).

Для Достоевского характерна лаконичность при описании самых трагических событий, он сразу переходит к анализу чувств и мыслей героев, их отношения к происходящему.

Широкая, написанная могучей суровой кистью картина дей­ствительности показывает ту реальную почву, которая взращи­вает мысли о преступлении у Раскольникова, человека, страст­но и беспощадно осуждающего этот мир с его вопиющей соци­альной несправедливостью, бессмысленными страданиями и унижениями.

Само буржуазное общество, буржуазное сознание порождает идеи, подобные раскольниковской: убить, потому что «влады­ки», наполеоны, те, кого в этом обществе уважают, богачи, удач­ники, счастливцы не останавливаются ни перед чем во имя ус­пеха. В сущности, в этой теории заключена идея буржуазного сверхчеловека, не признающего никаких нравственных ограни­чений, которому все дозволено.

Второй вариант объяснения мотивов преступления Расколь- II и копи убийство одной ничтожной твари во имя жизни ты­

сяч достойных существования людей, — представляет собой ха­рактерную форму буржуазно-анархического протеста.

Чудонищні.ій «эксперимент* Раскольникова — убийство ро- стоищицм должен дать ему ответ на вопрос: кто такой он сам? При іііідл п шит ли он к разряду людей «обыкновенных» или «необыкновенных»? Может ли он «переступить» принцип? Со­вершая свое преступление, Раскольников хотел убить принцип гуманизма, убить человечность, но не вынес мук отщепенца, разъ­единенности с людьми, ужаса и пустоты нравственного одиноче­ства, означающего смерть человеческой души.

Напряженность психологического конфликта усугубляется таким приемом, как субъективная трактовка времени; оно мо­жет остановиться (как, например, в сцене убийства старухи) или лететь с лихорадочной быстротой, и тогда в сознании героя мель­кают, как в калейдоскопе, лица, предметы, события. Еще одна особенность романа — отсутствие последовательности, логично­сти в передаче чувств, переживаний героев, что тоже определя­ется их душевным состоянием. Часто автор прибегает к «виде­ниям», включая галлюцинации, кошмары (сны Раскольникова, Свидригайлова). Все это усугубляет драматизм происходящих событий, делает стиль романа гиперболичным.

Но есть нечто более ужасное, что относится уже не к карти­нам действительности, не к переживаниям людей, а к самому роману. Это отсутствие просветления, какой-то надежды на воз­можность выхода. Самый страшный «тупик» в том выводе, ко­торый делает автор: нет реального выхода из безмерных страда­ний человечества.

Справедливо осудив «бунт» Расколышкомп, Достоевский ос­тавляет победу не за сильным, умным и гордым Раскольнико­вым, а за Соней, видя в ней высшую правду: лучше страдание, чем насилие, — страдание очищает. Соня исповедует нравствен­ные идеалы, которые, с точки зрения писателя, наиболее близки широким народным массам: идеалы смирения, всепрощения, молчаливой покорности. В наше время, я думаю, Соня стала бы изгоем. И не каждый Раскольников сегодня будет мучиться и страдать. Но совесть людская, душа человека жили и будут жить всегда, пока «мир стоит», даже в наши жестокие демократиче­ские годы, на заре неизвестного будущего — многообещающего’ и одновременно страшного XXI века. А значит, когда-нибудь раскаяние придет, и, хоть на краю могилы, наш Раскольников заплачет и вспомнит о «вечной Сонечке».

В этом и заключается великий, классический, бессмертный смысл сложнейшего романа, созданного гениальным писателем- психологом.

Жизнь невыносима в обществе, где царствуют современные Лужины и Свидригайловы, но в сердцах тех, кто не стал ими, продолжает наивно жить надежда…

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика